Google+
  EN CN Контакты

И все-таки оно имущество!

Девятый Арбитражный апелляционный суд 7 мая 2018 года вынес резонансное для «цифрового мира» постановление. Криптовалюта была признана имуществом, на которое можно обратить взыскание.

Надо отдать должное смелости суда, ведь законодательной базы для такого решения пока нет, но суд вынес свое решение исходя из реалий современного мира и грядущих законодательных новелл.

Немного об истории дела.

Некий гражданин Ц. задолжал приличную сумму некой организации ООО «РТ», что в итоге привело к признанию гражданина Ц. банкротом. Далее последовала ничем не примечательная процедура реализации имущества гражданин Ц. И была эта процедура не примечательной до тех пор, пока финансовый управляющий не решил включить в конкурсную массу криптовалюту, принадлежащую гражданину Ц.

Гражданин Ц. был категорически не согласен с таким решением финансового управляющего и решил обжаловать данное решение в Арбитражном суде города Москвы. И надо сказать, что суд встал на сторону должника и отказал в удовлетворении требований финансового управляющего.

Доводы суда были следующими:

1. Статус криптовалюты не определен. Законодательство Российской Федерации не содержит понятия и правовой природы криптовалюты на дату рассмотрения судебного дела.

2. Криптовалюта существует только в виртуальном пространстве, в отличие от реальных денег, внесение криптовалюты на счет или электронный кошелек невозможно.

3. Криптовалюта возникает буквально «из интернета», выпуск цифровых денег государством не обеспечен.

Суд пришел к выводу, что криптовалюта представляет собой некоторый набор символов и знаков, содержащийся в информационной системе, доступ к которой осуществляется через интернет с использованием специального программного обеспечения.

Основным же аргументом против криптовалюты стало то, что суд не смог определить, к какой категории она относится: «имущество», «актив», «информация» или «суррогат».


Кроме того, суд принял во внимание Информацию ЦБ РФ от 27.01.2014 года «Об использовании при совершении сделок «виртуальных валют», в частности «биткоин». Так, Центральный банк отмечал, что по «виртуальным валютам» отсутствует обеспечение и юридически обязанные по ним субъекты. Операции по ним носят спекулятивный характер, осуществляются на так называемых «виртуальных биржах» и несут высокий риск потери стоимости.

Банк России предостерегал граждан и юридических лиц (прежде всего, кредитные организации и некредитные финансовые организации) от использования «виртуальных валют» для их обмена на товары (работы, услуги) или на денежные средства в рублях и в иностранной валюте.

Согласно статье 27 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» выпуск на территории Российской Федерации денежных суррогатов запрещается.

В связи с анонимным характером деятельности по выпуску «виртуальных валют» неограниченным кругом субъектов и по их использованию для совершения операций граждане и юридические лица могут быть, в том числе непреднамеренно, вовлечены в противоправную деятельность, включая легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма.

Банк России предупреждал, что предоставление российскими юридическими лицами услуг по обмену «виртуальных валют» на рубли и иностранную валюту, а также на товары (работы, услуги) будет рассматриваться как потенциальная вовлеченность в осуществление сомнительных операций в соответствии с законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Кроме того, согласно Информации ЦБ РФ от 04.09.2017 года «Об использовании частных «виртуальных валют» (криптовалют)» Банк России подтвердил свою позицию, высказанную в 2014 году, однако отметил, что совместно с заинтересованными федеральными органами государственной власти Банк России осуществляет мониторинг рынка криптовалют и вырабатывает подходы к определению и регулированию криптовалют в Российской Федерации.

ЦБ РФ отметил, что большинство операций с криптовалютами совершается вне правового регулирования как Российской Федерации, так и большинства других государств. Криптовалюты не гарантируются и не обеспечиваются Банком России.

Криптовалюты выпускаются неограниченным кругом анонимных субъектов. В силу анонимного характера деятельности по выпуску криптовалют граждане и юридические лица могут быть вовлечены в противоправную деятельность, включая легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма.

Операции с криптовалютами несут в себе высокие риски как при проведении обменных операций, в том числе из-за резких колебаний обменного курса, так и в случае привлечения финансирования через ICO (Initial Coin Offering — форма привлечения инвестиций граждан в виде выпуска и продажи инвесторам новых криптовалют / токенов). Существуют также технологические риски при выпуске и обращении криптовалют и риски фиксации прав на «виртуальные валюты». Это может привести к финансовым потерям граждан и к невозможности защиты прав потребителей финансовых услуг в случае их нарушения.

Учитывая высокие риски обращения и использования криптовалют, Банк России считает преждевременным допуск криптовалют, а также любых финансовых инструментов, номинированных или связанных с криптовалютами, к обращению и использованию на организованных торгах и в расчетно-клиринговой инфраструктуре на территории Российской Федерации для обслуживания сделок с криптовалютами и производными финансовыми инструментами на них.


В связи с этим Банк России обращает внимание граждан и всех участников финансового рынка на повышенные риски при использовании и инвестировании в криптовалюты.

Все эти доводы суд учел при вынесении решения, но суд не учел, что еще в октябре 2017 года Президент РФ Владимир Путин утвердил перечень поручений по итогам совещания по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере. В частности, Правительству Российской Федерации совместно с Банком России было поручено обеспечить внесение в законодательство Российской Федерации изменений, предусматривающих определение статуса цифровых технологий, применяемых в финансовой сфере, и их понятий (в том числе таких как «технология распределённых реестров», «цифровой аккредитив», «цифровая закладная», «криптовалюта», «токен», «смарт-контракт») исходя из обязательности рубля в качестве единственного законного платежного средства в Российской Федерации.

И надо сказать, что работа в данном направлении ведется довольно активно. Так, 20 марта на рассмотрение в Госдуму РФ внесли законопроект «О цифровых финансовых активах». В нем описаны основные определения, связанные с криптосферой, разрешенные сделки и порядок проведения ICO.

Основная мысль законопроекта, которая интересна в свете рассматриваемого дела, это признание криптовалюты имуществом.

Так, законопроект содержит следующее определение:

Цифровой финансовый актив – имущество в электронной форме, созданное с использованием шифровальных (криптографических) средств. Права собственности на данное имущество удостоверяются путем внесения цифровых записей в реестр цифровых транзакций. К цифровым финансовым активам относятся криптовалюта, токен. Цифровые финансовые активы не являются законным средством платежа на территории Российской Федерации.
Это же определение содержит и законопроект, опубликованный на сайте Министерства финансов 25 января 2018 года.

Арбитражный суд вынес определение по рассматриваемому делу 5 марта 2018 года, то есть до внесения законопроекта в Государственную думу, но уже после того, как текст будущего закона, пусть и в первоначальном, «сыром» виде уже был доступен широкой общественности.

Законопроект - это конечно не закон, но общая тенденция грядущих перемен уже была ясна. Мог ли Арбитражный суд руководствоваться этими тенденциями или нет? Практика показала, что Девятый Арбитражный апелляционный суд взял на себя смелость и создал прецедент, признав биткоин имуществом еще до принятия законодательных новелл.

Признание биткойна на государственном уровне является общемировой тенденцией.


США, Финляндия, Дания, Эстония, Южная Корея, Япония, Нидерланды, Швеция признают криптовалюты и поддерживают стартапы, связанные с биткоином.

По всему миру, в том числе в России, есть банкоматы – обменики, где можно в режиме реального времени приобрести биткоин. При этом большинство стран, где биткоин признается государством, отмечает, что криптовалюта не является денежной единицей.

Есть и другой список стран, где криптовалюта находится под запретом, в нем числятся Бангладеш, Боливия, Вьетнам, Киргизия, Китай, Эквадор.

Вполне логично, что России присоединится к первому списку стран, и в ближайшее время мы будем наблюдать, как трансформируется российское законодательство с учетом развития цифровых тенденций, о чем и свидетельствует постановление Девятого Арбитражного Апелляционного суда от 07.05.2018 г.