Google+
  EN CN Контакты

Перспективная холдинговая юрисдикция, или займет ли Мальта место Кипра

В последние годы вступило в силу значительное количество соглашений об избежании двойного налогообложения между Мальтой и рядом популярных низконалоговых юрисдикций, что сделало ее чрезвычайно интересной территорией с точки зрения построения холдинговых схем. Сравнивая по этому признаку Мальту с, пожалуй, самой широко применяемой российским бизнесом юрисдикцией – Кипром, – можно сказать, что при построении корпоративной структуры с использованием мальтийских компаний бенефициар имеет не меньшие возможности, чем предоставляет сейчас Кипр.

Сравнительная таблица соглашений об избежании двойного налогообложения Мальты и Кипра, заключенных ими с различными зарубежными государствами и территориями, представлена ниже:










Соглашение об избежании двойного налогообложения между Мальтой и Кипром также подписано и вступило в законную силу, что позволяет использовать и компании-резидентов обеих этих государств одновременно.

На сегодняшний день, однако, оптимизация налогообложения прибыли российских организаций путем построения холдинговых схем с применением мальтийских компаний напрямую невозможна. Причина этого в том, что порядок и условия избежания двойного налогообложения в отношении доходов физических и юридических лиц, являющихся резидентами Мальты и получающими доход от источников в Российской Федерации (как и доходов российских организаций и физических лиц, полученных от источников на Мальте) до сих пор не определены. Результат отсутствия соответствующего международного соглашения очевиден: доходы, полученные от источников в одном из государств, облагаются налогом в этом государстве, а затем и в государстве резидентства получателя.

История дипломатических связей России и Мальты насчитывает уже более трех столетий, и хотя за столь длительный срок в определенные моменты наблюдалось некоторое охлаждение, большую часть времени внешнеполитические связи двух государств были и остаются достаточно близкими. Тем более удивительно, что между Россией и Мальтой отсутствует действующее двустороннее соглашение в части налогообложения доходов.

Обнадеживающие тенденции наметились в начале 2013 года, когда Председатель Правительства России Д.А. Медведев одобрил согласованный с Правительством Мальты проект Конвенции об избежании двойного налогообложения и о предотвращении уклонения от налогообложения в отношении доходов и Протокола к ней . Минфину России было поручено провести окончательное согласование текста с внесением в него несущественных изменений и подписать Конвенцию от имени Правительства Российской Федерации. Наконец, 24 апреля 2013 года в Москве Конвенция была подписана. Хотя для ее вступления в силу она должна быть ратифицирована обеими сторонами, суть дальнейших взаимоотношений России и Мальты в сфере налогообложения доходов резидентов друг друга уже определена.

Какие же преимущества ждут резидентов Российской Федерации, получающих доходы от источников в Мальте, и мальтийские компании, получающие доходы в России, когда долгожданная Конвенция вступит в силу? Станет ли в случае ратификации Конвенции рациональнее применять именно мальтийские компании по сравнению с кипрскими для получения доходов от источников в Российской Федерации? Остановимся чуть подробнее на основных положениях Конвенции в сравнении с аналогичными положениями действующего Соглашения между Российской Федерацией и Республикой Кипр.

Способы определения резидентства для целей налогообложения предусмотрены Конвенцией и Соглашением в общем порядке, но важно отметить, что в обоих случаях для юридических лиц приоритетным по сравнению с другими признаками является место фактического управления компанией.

Конвенция касается избежания двойного налогообложения по мальтийскому налогу на доходы и российским налогу на прибыль организаций и налогу на доходы физических лиц. Кипрское Соглашение охватывает больший объем отношений и применяется также в отношении налога на имущество организаций и налога на имущество физических лиц .

В следующей таблице наглядно представлены особенности налогообложения существенных для целей бизнеса доходов, предусмотренные каждым из анализируемых документов:









Очевидно, что Конвенция между Правительством Российской Федерации и Правительством Мальты, в случае ее подписания в том виде, в котором сейчас она одобрена Председателем Правительства, не превратит ее в новую "налоговую гавань", а лишь максимально приблизит ее возможности к существующим возможностям Кипра. Пожалуй, наиболее существенный положительный эффект, на который можно рассчитывать в случае ее вступления в силу, – это открытие для российского бизнеса новых государств и территорий с выгодными условиями налогообложения доходов, доступа к которым нет на сегодняшний день по причине отсутствия у Кипра соответствующих соглашений об избежании двойного налогообложения.

Кроме того, в отдельных случаях могут оказаться полезны и те немногочисленные преимущества, которые несет в себе текст Конвенции об избежании двойного налогообложения.

И всё же у мальтийской юрисдикции есть ряд преимуществ по сравнению с юрисдикцией Кипра, и первое из них, как представляется, – новизна. Кипр, ставший за два десятилетия хрестоматийным оффшором в понимании общества, в начале второго квартала 2013 года особенно утратил свою привлекательность вследствие банковского кризиса. Как следствие, зачастую не вызывают доверия и российские организации, акционерами (участниками), поставщиками или лицензиарами которых являются кипрские компании. Мальта же, не успев заметно показать себя в России в качестве юрисдикции, предоставляющей льготный режим налогообложения или не раскрывающей информацию при проведении финансовых операций, сохраняет и положительную оценку со стороны контрагентов.

Кроме того, Мальту невозможно назвать низконалоговой юрисдикцией в полном смысле этого слова – ведь формально ставка налога на прибыль в этом государстве составляет 35%. Ее фактическое уменьшение – не результат прямого законодательного дозволения, а последствие применения механизма возврата сумм налога.

Немаловажен и другой аспект, ставший следствием того же весеннего банковского кризиса на Кипре, последствия которого всё еще ощутимы. Неоднозначное поведение представителей высших органов государственной власти, попытка фактической национализации части иностранного капитала, наконец, "замораживание" сбережений вкладчиков на счетах в кипрских банках и их трансформация в неликвидные активы в виде акций подорвали авторитет кипрской экономики. Именно сейчас российскому бизнесу необходима альтернатива, которой может стать Мальта, не идеальная, но достаточно надежная для того, чтобы составить конкуренцию Кипру.