Google+
  EN CN Контакты

Прощальный поклон ВАС РФ

Начиная разговор о Постановлениях Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, к ним стоит отнестись с особенным почтением, поскольку это последние Постановления ВАС РФ. То есть не последние по времени, а последние вообще. С 7 августа 2014 г. ВАС РФ прекратил свое существование. Функции по разрешению экономических споров, ранее подсудных ВАС РФ, теперь осуществляет Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, состоящая из 30 судей. Заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации - председателем Судебной коллегии по экономическим спорам назначен Свириденко Олег Михайлович (наделен полномочиями Постановлением Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 18 июня 2014 г. № 230-СФ).

Не будем здесь давать оценку, поскольку такое эпохальное событие требует осмысление и как минимум отдельной статьи. Поясним только основные перераспределения полномочий.

Прежде всего, нужно понимать, что ликвидируется только высшая инстанция арбитражного правосудия – ВАС РФ. Федеральные арбитражные суды округов (кассационная инстанция), апелляционные арбитражные суды и арбитражные суды субъектов пока остаются.

Из подведомственности арбитражных судов исключены дела об оспаривании нормативных правовых актов. Главой 23 АПК РФ теперь регулируется рассмотрение соответствующих дел лишь Судом по интеллектуальным правам.

Из компетенции арбитражных судов исключено рассмотрение дел об оспаривании кадастровой стоимости. Эти споры отнесены к компетенции судов общей юрисдикции.

Определены особенности кассационного и надзорного производства по арбитражным делам в Верховном Суде РФ (далее - ВС РФ). Кассационные жалобы на вступившие в законную силу решения арбитражных судов, Суда по интеллектуальным правам будут рассматриваться Судебной коллегией ВС РФ. Срок для подачи жалобы составит, по общему правилу, 2 месяца со дня вступления в силу последнего обжалуемого решения.

Основанием для отмены или изменения обжалуемых решений в кассационном производстве будут существенные нарушения норм материального права и (или) процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В АПК РФ введена новая глава 36.1 "Производство по пересмотру судебных актов в порядке надзора". Надзорные жалобы будут рассматриваться Президиумом ВС РФ. Согласно части 3 ст. 308.1 в порядке надзора будут обжаловаться только:

  • вступившие в законную силу решения Судебной коллегии ВС РФ, принятые по первой инстанции (если они не были предметом апелляционного рассмотрения);
  • определения Апелляционной коллегии ВС РФ, вынесенные по результатам рассмотрения апелляционных жалоб на решения Судебной коллегии ВС РФ, принятые по первой инстанции;
  • определения Судебной коллегии ВС РФ, вынесенные в порядке кассационного производства.

Срок подачи надзорных жалоб составит 3 месяца со дня вступления в законную силу указанных решений. Надзорные жалобы будут предварительно изучаться судьей ВС РФ, который будет принимать решение о необходимости их передачи в Президиум ВС РФ.

Закон предоставил право Председателю ВС РФ и его заместителю вносить в Президиум ВС РФ представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора по жалобе заинтересованных лиц.

Такое представление может быть внесено в целях устранения фундаментальных нарушений норм права, которые повлияли на законность обжалуемых постановлений и лишили участников спорных правоотношений возможности осуществить права, гарантированные АПК РФ, либо существенно их ограничили.

Постановления Президиума ВС РФ будут вступать в законную силу со дня принятия и не подлежат обжалованию.

Постановления Пленума ВАС РФ сохраняют силу до принятия соответствующих решений Пленумом ВС РФ. Внесены изменения в АПК РФ, согласно которым арбитражные суды в мотивировочной части своих решений могут ссылаться на постановления Пленума и Президиума ВС РФ, а также на сохранившие силу постановления Пленума и Президиума ВАС РФ.

Несмотря на глобальные, если не сказать катастрофичные преобразования в жизни арбитражных судов и фактическое подчинение арбитражных судов Верховному суду РФ, Высший арбитражный суд РФ не "сложил крылья" в ожидании неизбежного, но в уходящем 2014 году (разумеется до 07.08.2014) отметился целым рядом актуальных и востребованных разъяснений.

Разъяснения Пленума ВАС РФ только официально называются разъяснениями, по факту это давно уже обязательные к применению правила применения законодательных норм. Причем обязательными они являются де-юре только для арбитражных судов, а де-факто для всех потенциальных участников судебного разбирательства.

К сожалению, юридический менталитет российских предпринимателей не позволяет решать возникшие споры на уровне юристов и адвокатов. Как правило, окончательную точку в споре всегда ставит арбитражный суд. В таких условиях Постановления Пленума ВАС РФ выходит на лидирующие позиции. Никто не будет выяснять, что же действительно имел ввиду законодатель, утверждая в качестве закона то или иное правило поведения, потому что не Государственная Дума будет решать возникший спор, а арбитражный суд. При этом закон представляется неким инструментом, а разъяснения Пленумов ВАС РФ инструкцией по применению такого инструмента.

Поэтому знания о том, как трактует Высший Арбитражный Суд нормативные акты в той или иной области могут предопределять поведение хозяйствующих субъектов в их деятельности.

В 2014 г. Пленум Высшего арбитражного суда принял 18 Постановлений относящихся к самым различным областям права. В нашем обзоре мы остановимся на наиболее универсальных, то есть затрагивающих абсолютное большинство так или иначе большинство российских организаций.

1. Постановление Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 № 33 "О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость".

Несмотря на название, большинство вопросов, разъясненных данным Постановлением уже давно не вызывали вопросов у арбитражных судов. Судебное сообщество само выработало неписанные правила решения таких вопросов, Постановление № 33 их только обобщило и подтвердило их правильность. Другая часть правовых позиций ВАС РФ вообще не снимает спорные вопросы по соответствующей тематике. Остановимся на наиболее актуальных позициях:

Пункт 9 Постановления Пленума посвящен подходы к пониманию гражданско-правовых институтов для целей применения НДС. Гражданско-правовой смысл таких понятий как товар, работ, услуга, хотя и формально совпадает с определением, которое дает Налоговый кодекс РФ, но на деле, тот же Налоговый кодекс РФ, причисляет, например, к услугам такие сделки, которые в гражданском праве к услугам не относятся Например, аренда, предоставления займа, передача и предоставление патентов, лицензий, торговых марок, авторских прав с точки зрения гражданского права услугами не являются, а в Налоговом кодексе РФ рассматриваются как услуги. Важность данного вопроса связана с тем, что в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ объектом обложения НДС признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории РФ. Содержанию понятий "товары", "работы", "услуги", "реализация товаров (работ, услуг)" посвящены п. 3, 4, 5 ст. 38 и п. 1 ст. 39 НК РФ.

В рассматриваемом Постановлении ВАС РФ уточнил, что для целей разрешения споров связанных с НДС товары, работы и услуги определяются в соответствии с нормами главы 21 Налогового кодекса РФ. Так, например, ст. 148 НК РФ исходит из более широкого понятия услуг, включая в них аренду, и других гражданско-правовых обязательств.

Отсюда следует сделать вывод, о том что применение понятия "услуга" к сделкам, связанным с пользованием объектами интеллектуальной собственности, означает, что они в целях главы 21 НК РФ не рассматриваются как передача прав, следовательно, к ним не подлежат применению нормы ст. 155 НК РФ.

Пункт 12 Постановления Пленума уделяет внимание некоторым вопросам, касающимся операций по передаче товаров (работ, услуг) без взимания за это отдельной платы.

1. Например, передача налогоплательщиком контрагенту товаров (работ, услуг) в качестве дополнения к основному товару (сувениры, подарки, бонусы). В соответствии с позицией ВАС РФ такая операция подлежит налогообложению в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ как передача товаров (выполнение работ, оказание услуг) на безвозмездной основе, если только налогоплательщиком не будет доказано, что цена основного товара включает в себя стоимость дополнительно переданных товаров (работ, услуг) и исчисленный с основной операции НДС охватывает и передачу дополнительного товара (работ, услуг).

Сказанное означает, что в случаях, когда имеют место комплексные обязательства и, например, в непосредственной связи с поставкой основного товара (работы, услуги) поставляются дополнительные товары (работы, услуги), налогоплательщикам следует быть готовым представить экономические обоснованные и документально подтвержденные расчеты, подтверждающие, что стоимость дополнительно передаваемых товаров (работ, услуг) включена в стоимость основных реализуемых товаров (работ, услуг) и оплачивается в результате оплаты последних.

2. Также поясняется, что распространение рекламных материалов не облагается НДС, если оно выступает частью деятельности налогоплательщика по продвижению на рынке производимых и (или) реализуемых им товаров (работ, услуг) в целях увеличения объема продаж и если эти рекламные материалы не отвечают признакам товара, то есть имущества, предназначенного для реализации в собственном качестве. В соответствие с позицией ВАС РФ этот подход применим, даже если "рекламный материал" стоит более 100 рублей.

Это очень часто встречающийся в спорах с налоговой службой момент. Обычно операции по передаче товаров (работ, услуг) в рекламных целях суды склонны рассматривать как "передачу для собственных нужд", и поскольку расходы по передаваемым материальным ценностям учитываются налогоплательщиками в целях налога на прибыль как расходы по рекламе, то в результате они квалифицируются как операции, не образующие объекта обложения НДС, соответственно, стоимостный критерий (не более 100 руб.) для освобождения от НДС поглащается.

Разъяснение Пленума ВАС вводит для такого подхода дополнительный критерий - передаваемые товары не должны реализовываться в "собственном качестве", то есть не должны преследовать цели удовлетворения получателей в потребительских свойствах таких товаров.

3. Кроме того, в пункте 12 разъясняется, что операции по бесплатному предоставлению налогоплательщиком своим работникам предусмотренных трудовым законодательством гарантий и компенсаций в натуральной форме не являются объектом налогообложения (например, в связи с вредными и (или) опасными условиями труда).

Причем из разъяснения ВАС можно сделать вывод, что не облагаются НДС гарантии и компенсации, предусмотренные именно трудовым законодательством, но не локальными актами (например, коллективным договором).

В пункте 16 Постановления Пленума рассматривается вопрос о порядке определения налоговой базы по НДС в случае осуществления реализации товаров (работ, услуг) через посредника. По мнению ВАС, налогоплательщик обязан определять налоговую базу по общим правилам ст. 167 НК РФ и в том случае, когда осуществляет реализацию товаров (работ, услуг) с участием поверенного (комиссионера, агента). Поэтому последний обязан обеспечить своевременное получение от поверенного (комиссионера, агента) документально подтвержденных данных о совершении операций по отгрузке (передаче) товаров (работ, услуг) и их оплате.

Раньше встречались разные мнения на этот счет. Долгое время существовало мнение , что в отсутствие у комитента информации о поступлении выручки комиссионеру комитент не имеет возможности своевременно учесть поступления в налоговой базе, таким образом, нарушения требований НК РФ не происходит.

Впследствии преобладала позиция, согласно которой НДС начисляется комитентом на дату отгрузки товаров комиссионером покупателю.

Постановление ВАС РФ дает окончательный ответ и рекомендует судам для целей определения налоговой базы по НДС считать отгрузку (получение оплаты) посредником отгрузкой (получению оплаты) отгрузкой (получением оплаты) самим принципалом (комитентом).

В пункте 17 Постановления Пленум высказал новый подход к последствиям неуказания суммы НДС в расчетных и первичных учетных документах, счетах-фактурах отдельной строкой.

Ранее бытовало мнение что, если в расчет цены товаров (работ, услуг) НДС не включен, он должен быть взыскан независимо от наличия в договоре соответствующего условия (т.е. сверх цены).

Постановление Пленума ориентирует суды на следующую презумпцию: в отсутствие прямых указаний согласованная сторонами цена предполагается включающей в себя НДС, который должен определяться расчетным путем.

Важное разъяснение содержится в пункте 27 Постановления Пленума. В нем разъяснено, что в случае превышения суммы налоговых вычетов над суммами НДС, исчисленного по облагаемым операциям, налоговые вычеты могут быть отражены налогоплательщиком в налоговой декларации за любой из входящих в соответствующий трехлетний срок налоговых периодов. При этом правило о трехлетнем сроке подачи налоговой декларации применяется и в случае включения налоговых вычетов в уточненную налоговую декларацию.

По мнению Пленума налогоплательщик может выбрать, отражать ли ему вычеты в налоговой декларации за любой из входящих в соответствующий трехлетний срок налоговых периодов или же подать уточненную налоговую декларацию.

Однако, остается неясным - когда же именно истекает этот трехлетний срок: после окончания последнего налогового периода в пределах срока или же после срока подачи декларации - 20 числа месяца, следующего за последним налоговым периодом. К решению этой проблемы в судебной практике сформировались различные подходы:

1. Первая позиция - трехлетний срок определяет налоговые периоды, в которых могут быть заявлены вычеты. Если вычет заявлен в последний период трехлетнего срока и декларация за этот период подана своевременно - не позднее 20 числа следующего месяца, то срок не пропущен.
2. Вторая позиция - трехлетний срок не увеличивается на 20 дней, предусмотренных для представления налоговой декларации.

Во избежание спорных ситуаций представляется безопасным не заявлять вычеты в последний период трехлетнего срока, предусмотренного п. 2 ст. 173 НК РФ, а использовать для этого более ранние периоды.

Постановление Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35 "О последствиях расторжения договора"

Расторжение договора в одностороннем порядке или по соглашению сторон весьма распространенная ситуация и ее последствия крайне заботят хозяйствующих субъектов. Прописанные в Гражданском кодексе РФ последствия расторжения договоров и ранее существовавшие подходы судов по данному вопросу не носили системного характера противоречили друг другу.

В свете положений Постановления рекомендуется уделять особое внимание составлению соглашений о расторжении договоров.

Ниже приведены отдельные наиболее значимые правовые позиции, содержащиеся в Постановлении.

  • С учетом ограничений в отношении свободы договора и злоупотребления правом, установленных Постановлением Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах" стороны вправе согласовать в договоре последствия его расторжения, отличные от тех, которые предусмотрены законом. Поэтому все предусмотренные законом последствия расторжения договоров следует рассматривать как правила по умолчанию, стороны могут согласовать иные последствия.
  • При расторжении договора, в том числе рамочного, прекращается обязанность должника совершать в будущем действия, которые являются его предметом (например, отгружать товары по договору поставки, выполнять работы по договору подряда, выдавать денежные средства по договору кредита). Данное мнение противоречит другой позиции ВАС РФ согласно которой при недействительности или незаключненности рамочного договора, договоры рассматриваются единичные.
  • Пленум подтвердил правильность ограничительного толкования нормы о запрете требовать возврата исполненного по расторгнутому договору. Данная норма по общему правилу применяется, если к моменту расторжения договора он исполнен надлежащим образом или соответствующие части исполненных встречных обязательств эквивалентны (например, размер уплаченного аванса соответствует предусмотренной в договоре стоимости оказанных услуг). При неэквивалентности встречных представлений сторона вправе требовать возврата переданного ей в той мере, в какой это нарушает согласованную сторонами эквивалентность встречных обязательств.
  • Расторжение договора займа, кредитного соглашения, договора хранения товара с обезличением не влияет на порядок исполнения обязательства по возврату имущества. Все условия расторгнутого договора о процентах, неустойке и обязательства, обеспечивающие исполнение обязанности по возврату имущества, сохраняются до полного исполнения этой обязанности.
  • В Постановлении разъясняются правила внесения в государственный реестр записи о расторжении зарегистрированного договора. Если договор расторгается по решению суда, то запись вносится по заявлению соответствующей стороны, если при реализации права на односторонний немотивированный отказ - по заявлению расторгающей стороны с предоставлением доказательства уведомления контрагента, если право на расторжение связано с действиями одной из сторон (например, нарушением) или иными обстоятельствами, подлежащими проверке, то в орган регистрации должны быть представлены заявления обеих сторон, а при отказе одной из сторон - по решению суда по иску о признании договора прекратившимся.

По нашему мнению, данное Постановление может оказать весьма существенное влияние на практику разрешения споров, связанных с расторжением договоров. В особенности это касается споров о возврате ранее переданного одной из сторон расторгаемого договора имущества другой стороне.

Постановление Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью"

Одобрение и оспаривание крупных сделок и сделок с заинтересованностью достаточно распространенные в хозяйственной жизни явления. Постановление содержит полезные разъяснения, касающиеся вопросов совершения и одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью, а также проблемы их оспаривания.

Прежде всего кране полезным представляется определение предмета доказывания по делам об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью. То есть какие обстоятельства, подлежат доказыванию лицом, обратившимся в суд с иском о признании экстраординарной сделки недействительной на основании того, что она совершена с нарушением порядка одобрения.

Лицо, предъявившее иск о признании сделки недействительной на основании того, что она совершена с нарушением порядка одобрения крупных сделок или сделок с заинтересованностью, обязано доказать следующее:

1. наличие признаков, по которым сделка признается соответственно крупной сделкой или сделкой с заинтересованностью, а также факт нарушения порядка одобрения соответствующей сделки;
2. нарушение сделкой прав или охраняемых законом интересов общества или его участников (акционеров), т.е. факт того, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или его участнику, обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них.

При этом в отношении убытков истцу достаточно обосновать факт их причинения, доказывания точного размера убытков не требуется.

По мнению Пленума об отсутствии нарушения интересов общества и его участников (акционеров) может свидетельствовать, в частности, следующее:

1. полученное обществом по сделке, было равноценным отчужденному имуществу;
2. совершение сделки было способом предотвращения еще больших убытков для общества;
3. сделка общества, хотя и была сама по себе убыточной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых общество должно было получить выгоду.

По мнению Пленума к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, и , следовательно, не требующим одобрения могут относиться сделки по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получению кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи).

При этом не является основанием для квалификации сделки как совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности один только факт ее совершения в рамках вида деятельности, упомянутого в едином государственном реестре юридических лиц или уставе общества как основного для данного юридического лица, либо то, что общество имеет лицензию на право осуществления такого вида деятельности.

Интересную мысль высказал Пленум в отношении возможности квалификации в качестве крупной сделки или как сделки с заинтересованностью трудового договора.

О возможности квалификации трудового договора как крупной сделки, по мнению Пленума, могут свидетельствовать его положения, предусматривающие выплаты (разовую или неоднократные) денежных средств работнику в случае увольнения и (или) наступления иных обстоятельств либо заработной платы за период действия трудового договора, размер которых составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества. В случае заключения бессрочного трудового договора в качестве расчетного периода для целей оценки сделки как крупной берется, с учетом ежегодного характера отчета органов управления хозяйственного общества о своей деятельности перед участниками, один год.

Также Пленум разъяснил что в качестве крупных сделок и сделок с заинтересованностью могут рассматриваться также мировые соглашения, заключенные в ходе судебного процесса, а также сделки прощения долга, а также договоры, закрепляющие обязанность общества передать имущество во временное владение и (или) пользование.

Постановлении Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах"

Принцип свободы договора является одним из основополагающих принципов российского гражданского права. Однако, в силу его декларативности, применение на практике сталкивается с многообразием трактовок как расширительного, так и ограничительного свойства. В принятом Постановлении даются весьма важные разъяснения по поводу применения указанного принципа в судебной практике.

Прежде всего судам рекомендовано толковать нормы норма, определяющие права и обязанности сторон договора, исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, то есть суд принимает во внимание не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая данное правило. Смысл данного тезиса в том, что исходя из целей законодателя вполне может следовать, что даже императивная норма допускает ограничительное или расширительное толкование. Например, если императив направлен на защиту слабой стороны в договоре, то целям законодателя будет соответствовать предоставление более широких прав, чем предусмотрено самой нормой, но улучшает положение слабой стороны.

В качестве примера такого императива приводится установленный в ч. 4 ст. 29 Федерального закона от 02.12.1990 "О банках и банковской деятельности" запрет на одностороннее изменение кредитной организацией порядка определения процентов по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином. Однако этот запрет следует истолковывать ограничительно, то есть как запрет лишь на такое одностороннее изменение указанного порядка, вследствие которого размер процентов по кредиту увеличивается, но не препятствующий такому одностороннему изменению этого порядка, при котором размер процентов по кредиту уменьшается.

Пункт 4 Постановления, подчеркивается наличие презумпции диспозитивности нормы, если она не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности. Отмечается также, что в таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными.

Например, ст. 475 ГК, устанавливая последствия передачи покупателю товара ненадлежащего качества, не исключает право сторон своим соглашением предусмотреть иные последствия названного нарушения, в том числе по-иному определить критерии существенности недостатков товара или дополнить те права, которые предоставляются данной статьей покупателю. Положения ст. 782 ГК, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора и предусматривающие неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора, не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора. Нормы ст. 410 ГК, устанавливающие предпосылки прекращения обязательства односторонним заявлением о зачете, не означают запрета соглашения договаривающихся сторон о прекращении неоднородных обязательств или обязательств с ненаступившими сроками исполнения и т.п.

Интересной и новой концепцией является позиция Пленума, согласно которой суд вправе применить к договору положения п. 2 ст. 428 ГК о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию стороны договора (п. 9 Постановления), если такая сторона при заключении договора была поставлена в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), а проект договора содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для этой стороны и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия).

Долгое время российские суды, в разрез с мировой практикой, не придавали большого значения преддоговорным обстоятельствам. Пленум рекомендовал при рассмотрении споров о защите от несправедливых договорных условий оценивать спорные условия в совокупности со всеми условиями договора и с учетом всех обстоятельств дела. Так, в частности, суд обязан определить фактическое соотношение переговорных возможностей сторон и выяснить, было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным, а также учитывать уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д.

Особенно важна рекомендация - при толкование судом условий осуществлять такое толкование в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия.

При этом, пока не доказано иное, предполагается, что такой стороной было лицо, являющееся профессионалом в соответствующей сфере, требующей специальных познаний (например, банк по договору кредита, лизингодатель по договору лизинга, страховщик по договору страхования и т.п.).

Это предложение представляется справедливым и хочется надеяться, что оно окажет положительное воздействие на российскую судебную практику. Однако не следует забывать и о более общем принципе толкования договора, поскольку во многих случаях ни одна из сторон может не быть профессионалом в соответствующей сфере, а условия договора могут разрабатываться сторонами совместно. В этих случаях для толкования неясного условия договора, в случае исчерпания способов, предусмотренных ст. 431 ГК, следует применять принцип толкования неясного условия в пользу кредитора.

В заключение хочется отметить несомненную полезность и востребованность последних разъяснений Пленумов ВАС РФ, каким буду разъяснения Верховного суда РФ покажет время.