Google+
  EN Контакты

Даже если вы сидите на дне ручья, вы не можете быть рыбой

5 июля 2016 Европейская комиссия опубликовала документ-предложение с поправками к четвертой директиве ЕС о предотвращении использования финансовой системы для целей отмывания доходов или финансирования терроризма, известную как 4AML. Эти поправки стали продолжением февральских заявлений Европейской комиссии о том, что для эффективной борьбы с финансированием терроризма необходимы еще более жесткие ограничения.

Помимо шагов, направленных непосредственно на борьбу с финансированием терроризма, были предложены также меры по повышению уровня прозрачности для предотвращения отмывания денег и уклонения от уплаты налогов. Среди таких предложений – обеспечение полного публичного доступа к реестрам бенефициарного владения компаний и связанных с бизнесом трастов. Информация обо всех остальных трастах, согласно предложению Европейской комиссии, должна быть внесена в национальные реестры.

6 декабря 2016 года Европейский Совет принял директиву, предоставляющую налоговым органам доступ к информации (в том числе о бенефициарных владельцах компаний), которой располагают органы, ответственные за предотвращение отмывания денег. Это позволит налоговым органам получать доступ к данной информации при мониторинге надлежащего выполнения правил по автоматическому обмену налоговой информации.

Директива будет применяться с 1 января 2018 года. Она является одной из мер, принятых Еврокомиссией в июле 2016 года после раскрытия панамских архивов в апреле того же года.
Поправки направлены на реализацию Плана действий ЕС по ужесточению мер противодействия финансированию терроризма. Изменения в Четвертую директиву ЕС вносят в части:

1. Применения мер усиленной проверки клиентов и углубленного мониторинга операций клиентов из "высокорисковых третьих стран", а также обязанности стран-членов ЕС зафиксировать на законодательном уровне перечень таких мер с учетом необходимости их максимально возможной гармонизации (при этом Европейской комиссией подчеркивается, что в отношении клиентов из юрисдикций, включенных в список высокорисковых третьих стран, должны применяться именно усиленные меры надлежащей проверки клиентов, но не санкции либо ограничения в форме прекращения деловых отношений).
2. Распространения положений Четвертой директивы на "виртуальные площадки" по обмену виртуальных валют.
3. В отношении предоплаченных финансовых инструментов, выпускаемых в странах-членах ЕС:

  • снижение пороговой стоимости для целей проведения идентификации приобретателя с 250 до 150 евро;
  • ужесточение требований по подтверждению достоверности информации о таких клиентах;
  • установление запрета на использование предоплаченных финансовых инструментов для осуществления анонимных операций в сети Интернет.

4. Введения обязанности банков отказывать в осуществлении платежей с использованием анонимных предоплаченных финансовых инструментов, выпускаемых в странах, не являющихся членами ЕС, режим предотвращения отмывания доходов или финансирования терроризма которых не отличается высокой надежностью.
5. Обеспечения публичного доступа к отдельным существенным сведениям о бенефициарных владельцах юридических лиц и трастов (за исключением "семейных").
6. Расширения полномочий подразделений финансовой разведки в части запросов информации у финансовых организаций в целях усиления информационного обмена между подразделениями финансовой разведки для выявления финансовых потоков, связанных с терроризмом.
7. Предоставления подразделениям финансовой разведки оперативного доступа к информации о владельцах счетов через централизованные реестры и электронные системы поиска данных (указанные механизмы позволят выявлять все счета определенного лица во всех банках страны-члена ЕС).

Кроме того, Европейская комиссия проинформировала о начале работы по проведению наднациональной оценки рисков отмывания доходов или финансирования терроризма, по результатам которой будут подготовлены новые предложения по совершенствованию национальных законодательств и практик в "противолегализационной" сфере, направленных на снижение выявленных рисков отмывания доходов или финансирования терроризма.

При этом необходимо отметить наличие следующих проблем, которые планируется решить в будущем:

1. Основная информация о регистрации компании в некоторых странах не всегда достаточно точна и доступна.
2. Требования к проверке на благонадежность клиентов обычно хорошо выполняются банками, хуже дело обстоит с другими поставщиками финансовых услуг. Эта проблема усугубляется тем, что их деятельность контролировать гораздо сложнее, чем банковский сектор.
3. Информация об акционерах и участниках компаний далеко не всегда бывает точной и актуальной, так как компании собирают информацию, но не проверяют ее.
4. При этом компании зачастую не подвергаются каким-либо санкциям за невыполнение требований по хранению точной и актуальной информации.
5. Еще одним препятствием на пути к обмену информацией являются законы о защите данных и конфиденциальности. Они зачастую не дают компетентным органам получить своевременный доступ к адекватной, точной и актуальной информации о бенефициарной собственности. Например, даже на национальном уровне, налоговые органы зачастую не могут обмениваться информацией с правоохранительными органами. А в контексте обмена информацией на международном уровне эти проблемы только усугубляются.
6. Даже если обмен информацией о бенефициарной собственности осуществляется своевременно (внутри страны или с иностранными компетентными органами), такой обмен не имеет большого значения, если информация не является точной и актуальной.

На фоне движения по Европе автоматического обмена налоговой информацией Европейские банки продолжают ужесточения, и оффшорные компании попали под их натиск. Первые ужесточения начались с простого требования "подтвердить бенефициара", что, по сути, означало предоставить дополнительные документы о доходах лица, который будет управлять банковским счетом. Теперь же банки стали массово отказывать в обслуживании офшорным компаниям, предлагая бенефициарам сменить юрисдикцию или закрыть счет через 30-40 дней.

Резкая смена риторики началась весной 2016 года, когда прибалтийские и кипрские банки стали требовать при открытии корпоративных счетов (или с действующих корпоративных клиентов) предоставления клиентами своей финансовой отчетности. Таким образом, любая конфиденциальность начала испарятся на глазах, ставя многих свободолюбивых клиентов в сложную ситуацию. Напомню, что именно отсутствие таких требований и было дополнительное преимущество работы в офшорной юрисдикции.

Дополнительной трудностью стало и то, что у банков отсутствует единая система требований к составлению бухгалтерской отчетности. Так, ряд банков запрашивает предоставление финансовой отчетности в соответствии со стандартами внутреннего бухгалтерского отчета (Internal Management Асcounts), другие банки при этом требуют подготовить отчетность согласно стандартам МСФО.

Новые требования были вызваны рядом законодательных изменений. Например, в Латвии в пункте 31.7 "Нормативных правил по углубленному изучению клиента" от Латвийской Комиссии рынка финансов и капитала указано, что отсутствие отчетности является одним из признаков риска такого клиента для банка. На Кипре в национальное законодательство, внесены поправки, а именно в пункт 76А директивы AML о том, что банк может требовать отчетность у своих клиентов.

На требованиях предоставления отчетности банки не остановятся, и, по-видимому, всю данную сферу бизнеса ждут перемены.

Что же касается участия России в борьбе, то с 2018 года в нашей стране пройдет новый раунд проверок от FATF (Financial Action Task Force). Организация, следящая за тем, чтобы в странах ограничивали финансирование терроризма и отмывание денег, начнет 4-й этап, в ходе которого определит, насколько эффективно действуют "антиотмывочные" законы.

Страны БРИКС (в том числе и Россия) в конце 2018 года снова окажутся под пристальным вниманием группы FATF.

FATF планирует анализировать десятки параметров, такие как обмен и координацию действий с финансовыми разведками третьих стран или наличие информации о бенефициарных владельцах. Каждый пункт рассчитывается и проверяется на эффективность.

До 2018 года у России и коллег по БРИКС есть время, чтобы подготовиться. Чиновники рассчитывают, что введенные изменения, как и планируемые в ближайшем будущем, помогут. Как вариант рассматривают введение уголовной ответственности для топ-менеджеров банков, которые практически всегда в курсе всего, что происходит в банке при работе с клиентами. Другая сфера надежд – обмен информацией с иностранными коллегами (в частности, по Стандарту ОЭСР, который планируется в РФ с того же 2018 года).